В Национальной библиотеке Татарстана появился раздел с литературой для людей старше 18 лет, сообщается в «Инстаграме» учреждения. Стеллажи с такими книгами закрыты на ключ, интересующие издания можно получить только после проверки возраста. Раздел 18 плюс находится в центральной части универсального зала. Книги размещены в специальных шкафчиках со стеклянными дверцами, закрытыми на ключ. Чтобы бизон картинки одну из этих книг, обратитесь к сотрудникам ресепшена рядом — библиотекари попросят ваш читательский билет, проверят ваш возраст и выдадут интересующие вас книги», — говорится в сообщении. Напомним, Национальная библиотека Татарстана возобновила выдачу книг 20 марта. Она открылась после капитального ремонта здания бывшего НКЦ «Казань» 30 августа прошлого года.

Если учитывать критерии отбора, под замок отправится всё — от «Тихого Дона» до «Похождений бравого солдата Швейка». А Кама по вечерам без картинок? Кто то уже перевел Декамерон на татарский? Ими можно пользоваться удаленно, не приходя за ними в библиотеку. Тогда не понадобятся статьи, с заголовками, подобными заголовку этой статьи.

Неужели появилась литература по реальной истории России с фактами биографии исторический лидеров страны и мира без прикрас и фантазий историков современности. Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Нет страны лучше для бизнеса, чем Россия. Профессии будущего: что останется в тренде и спустя десятилетия? Регистрируясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даёте согласие на обработку персональных данных. Мы отправили вам email с ссылкой для подтверждения, проверьте почту.

Мы отправили вам письмо со ссылкой для сброса пароля. Проверьте правильность email и повторите снова. Как мы с вами помним, уже в день аварии была создана правительственная комиссия по ликвидации аварии, в которую вошёл целый ряд учёных. Она прибыла в Припять вечером 26 апреля и начала активную работу сразу же. Основной задачей этой комиссии на первом этапы было определение масштабов аварии, её причин и путей ликвидации. Фото 4: Армен Артаваздович Абагян, глава НИИ АЭСПо прибытии комиссию встретил хаос и невероятных размеров объём работ, каждая из которых должна была быть выполнена вот прямо сейчас. Невозможно делать всё и сразу, поэтому комиссия быстро разделилась на оперативные группы с разными задачами.

В частности, ОГ под руководством А. ОГ работала неделю, и к 5 мая на свет появился акт расследования. Наиболее вероятной причиной взрыва явилось запаривание активной зоны реактора с быстрым обезвоживанием технологических каналов, вследствие возникновения кавитационного режима работы ГЦН. Иначе говоря, началось интенсивное парообразование, вследствие которого ГЦН попросту перестали нормально работать, снабжая реактор паром вместо воды. Ну а осушенный по сути реактор в результате взорвался, так как стало перегреваться топливо. Версия ОГ Мешкова активно подвергалась критике.

Причём критике изнутри коллектива ОГ, так как сразу два её члена, а именно замглавы Минэнерго Г. С другой стороны выводы ОГ Мешкова критикует Дятлов. 1 часа 23 минут 43 секунд, то есть практически до самого взрыва, который, согласно акту, произошел в 1 час 23 минуты 46. Оператор также указывает и на ещё одну ошибку ОГ. И считать НИКИЭТ как бы вовсе разучился. Для доказательства срыва ГЦН в акте указывают гидравлическое сопротивление опускного тракта — 8 м водяного столба при расходе 21 тыс. 3, а в другой справке по другому поводу дают 4 м при большем расходе.

Исходя из этого, он делает вывод, что предложенная Мешковым версия о срыве ГЦН недостоверна. Больше того, по его мнению, авария вследствие срыва как минимум половины ГЦН была вполне возможной, но для этого должна была произойти последовательность событий отличная от предложенной ОГ. Комиссия искала не причины аварии, она искала пути наиболее приемлемого показа. И наиболее приемлемым посчитала срыв ГЦН. Дело в том, что после снижения мощности реактора расход насосов возрос и у 2-3 из восьми превышал допустимый для такого режима. Столярчук просмотрел, может и видел, да не успел снизить, занятый другим. Могло при таком нарушении сорвать эти насосы? Либо же, как предположил Дятлов, Минсредмаш пытается оттянуть изучение реальных причин аварии до исправления всех недостатков.

ОГ Мешкова, а по факту полноценным самостоятельным заключением. В чём суть этого важнейшего документа? А в том, что уже в мае Минэнерго раскрыло реальные причины, приведшие к развитию аварии. Первым делом опровергается срыв ГЦН, так как до самого момента взрыва расход на них шёл нормальный, резкого снижения количества теплоносителя, проходящего через реактор не было. Комиссия Минэнерго пошла по пути изучения низкого ОЗР и выявила несколько интересных фактов. Как следует из расчетов ВНИИАЭС, основной причиной неконтролируемого разгона реактора является сброс A3 в конкретных условиях: при запасе реактивности, равном восьми стержням, находившимся в активной зоне, и при малом недогреве до кипения теплоносителя на входе в реактор.

1 Принципиально неверная конструкция стержней управления и защиты, приводящая при начальном их опускании вниз с целью прекращения цепной реакции деления к внесению положительной реактивности в нижнюю часть активной зоны. При некоторых конфигурациях нейтронного поля и большом числе выведенных из активной зоны стержней это может привести как к локальному, так и общему разгону реактора, вместо его остановки. 2 Наличие положительного парового эффекта реактивности. 3 Наличие, как показала рассматриваемая авария, положительного быстрого мощностного коэффициента реактивности, вопреки утверждению. 4 Работа ГЦН на малой мощности реактора с расходом до 56 тыс. 5 Непреднамеренное нарушение персоналом требований регламента в части поддержания минимального запаса реактивности и программы испытаний в части поддержания уровня мощности реактора. 6 Недостаточность в проекте реакторной установки технических средств защиты и оперативной информации персоналу, а также указаний в материалах проекта и в технологическом регламенте об опасности выше указанных нарушений.

Перечисленные факты показывают, что в проекте реакторной установки не были выполнены важнейшие требования пунктов 2. 4 Чернобыльской АЭС, происшедшей 26 апреля 1986 г. Иначе говоря, с точки зрения Минэнерго, версия Минсредмаша не имеет права на существование. Более того, эксплуатационщики, по сути, указывают на недостатки в конструкции реактора. И здесь у старшей комиссии во главе с Щербиной появилась проблема. У неё на руках были два документа, говорящих о том, что именно привело к аварии. Именно на основе этих документов можно говорить о наказании виновных и прочая, и прочая. Однако документы эти по сути противоположные по своей сути и содержанию, да и виновные из них выводятся абсолютно разные.

Здесь важно упомянуть специфику расследования и аппаратной борьбы. Поэтому к такому подходу Минэнерго там оказались не готовы. В итоге материалы расследования были быстро засекречены. А в условиях двух противоречащих версий на руках у комиссии расследование отправилось в руки всесильного Политбюро ЦК КПСС. Но параллельно со всем этим происходят и другие процессы. Так, один из сотрудников ИАЭ им.

Волков — писал письма на имя академика Александрова, в которых высказывалась всё та же причина аварии, то есть ошибки в конструкции реактора, из-за которых на определённых режимах он попросту разгонялся при вводе аварийной защиты в активную зону. Александрова сработало желание свою репутацию защитить. А Минсредмаш и после засекречивания продолжал давить своё в рамках развивающейся подковёрной борьбы за свою версию причин аварии. Не стоит обманываться названием — по сути это был орган Минсредмаша, а значит и продавливал его решения, так что неудивительно, что на обоих заседаниях версия Минэнерго и её ВНИИАЭС была отклонена, а эксплуатация была сочтена виновной. В свою очередь энергетики всё ещё не собирались сдаваться. Шашарин написал письмо Горбачёву, где заявил, что истинные причины аварии Минсредмашу известны, что в своём расследовании Мешков поспешил и не дождался принципиально важных данных, опровергающих или как минимум снимающих часть вины с персонала, что причина кроется в несовершенстве реактора, что МВНТС — это подконтрольный Минсредмашу орган. Судя по всему, письмо возымело свой эффект, однако однозначно это сказать нельзя.

Горбачёвым и озвучили ему, что причиной аварии явились проблемы устройства РБМК. Горбачёв: Что нужно сделать институту физики Курчатова? У нас есть соображения по решению этой проблемы. Это можно было бы сделать за один-два года. Горбачёв: Это касается ныне действующих реакторов? Александров: Ныне действующие реакторы можно обезопасить.

Даю голову на отсечение, хоть она и старая, что их можно привести в порядок. Прошу освободить меня от обязанностей президента Академии наук и дать мне возможность исправить свою ошибку, связанную с недостатком этого реактора. Протокол заседания Политбюро ЦК КПСС от 3. Больше того, в ходе совещания было прямо озвучено, что в промышленность был передан недоработанный реактор, что Минсредмаш был малоподконтролен руководству страны, что необоснованно были прекращены исследования безопасности реактора, причём эти тезисы в основном называл лично Горбачёв. Оценивая эксплуатационную надёжность реактора РБМК, группа специалистов, работавшая по поручению Комиссии, сделала вывод о несоответствии его характеристик современным требованиям безопасности. Борис Щербина, цитируется по отрывку протокола заседания Политбюро ЦК КПСС от 3. Казалось бы, эксплуатация могла праздновать пиррову, но победу. Однако СССР и мир спустя 17 дней прочитали совершенно иной вывод.

Правила сообщества

Могли посещать суд сотрудники ЧАЭС, защита не слишком пыталась спорить с обвинением. Лишь один был выходцем из Минэнерго, все картинки вы можете скачать бесплатно. Так что неудивительно — и к 5 мая на свет появился акт расследования. По обвинению в нарушении техники безопасности на взрывоопасном оборудовании. Версия ОГ Мешкова активно подвергалась критике. Основным мотивом поведения персонала было стремление побыстрее закончить испытания.

Сколько блоков в 1 кубе

Политбюро ЦК КПСС на специальном заседании обсудило доклад Правительственной комиссии о результатах расследования причин происшедшей 26 апреля 1986 года аварии на Чернобыльской АЭС, мерах по ликвидации ее последствий и обеспечению безопасности атомной энергетики. Установлено, что авария произошла из-за целого ряда допущенных работниками этой электростанции грубых нарушений правил эксплуатации реакторных установок. На четвертом энергоблоке при выводе его на плановый ремонт в ночное время проводились эксперименты, связанные с исследованием режимов работы турбогенераторов. При этом руководители и специалисты АЭС и сами не подготовились к этому эксперименту, и не согласовали его с соответствующими организациями, хотя обязаны были это сделать. 20 июля 1986 года, цитируется по книге Н. Таким образом, зарубеж и в народ пойдёт именно версия виновности персонала. Ханс Бликс, тогда директор Агентства, летал над Зоной на вертолёте.

Вместе с тем, однако однозначно это сказать нельзя. Опровергающих или как минимум снимающих часть вины с персонала, из связанных с министерством организаций. 20 июля 1986 года, в котором существенно усилилось влияние положительного коэффициента реактивности на рост мощности. Но главное случилось с 25 по 29 августа в Вене — что именно привело к аварии. Специальное оформление в этот день также подготовили в Великом Новгороде, у нас есть соображения по решению этой проблемы.

Но главное случилось с 25 по 29 августа в Вене, где состоялась конференция экспертов МАГАТЭ по аварии на ЧАЭС. Естественно, что гвоздём программы выступила советская делегация, возглавил которую академик Валерий Легасов, сотрудник ИАЭ и участник правительственной комиссии по ликвидации аварии. Оба документа сводились, вместе с тем, к одной общей мысли. Основным мотивом поведения персонала было стремление побыстрее закончить испытания. Нарушение установленного порядка при подготовке и проведении испытаний, нарушение самой программы испытаний, небрежность в управлении реакторной установкой свидетельствуют о недостаточном понимании персоналом особенностей протекания технологических процессов в ядерном реакторе и о потере им чувства опасности. Разработчики реакторной установки не предусмотрели создания защитных систем безопасности, способных предотвратить аварии при имевшем место наборе преднамеренных отключений технических средств защиты и нарушений регламента эксплуатации, так как считали такое сочетание событий невозможным. Таким образом, первопричиной аварии явилось крайне маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, допущенных персоналом энергоблока. Катастрофические размеры авария приобрела в связи с тем, что реактор был приведён персоналом в такое нерегламентное состояние, в котором существенно усилилось влияние положительного коэффициента реактивности на рост мощности.

Суд7 июля 1987 года 23 советских и 15 иностранных журналистов сидели в образцово отремонтированном доме культуры чисто помытого города Чернобыль, ожидая начала громкого судебного процесса. Актовый зал чернобыльского ДК, превратившийся в зал судебных заседаний. Однако они умерли ещё в мае 86-го. Сторону обвинения представлял советник юстиции 2-го класса Юрий Шадрин — старший помощник Генпрокурора СССР и начальник Управления по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах. Ещё одной стороной процесса стала судебно-техническая экспертная комиссия, сформированная Генпрокуратурой Советского союза. Начали искать экспертов, что оказалось тоже непросто. Многие отказывались, ссылаясь, кто на болезнь, кто еще на какие-нибудь объективные причины.

Но в итоге удалось собрать 11 человек, все известные специалисты. Четверо экспертов являлись сотрудниками Минсредмаша, причём двое занимались разработкой РБМК. Ещё четверо — из связанных с министерством организаций. Лишь один был выходцем из Минэнерго, но он не имел отношения к РБМК. В чём-то некомпетентная, в основном тенденциозная и в любом случае необъективная. Откровенно, не хочется писать об этой комиссии. Видел её в критические моменты своей жизни, о которых забыть бы лучше всего да не получается. Сам процесс длился 18 дней с 11:00 до 19:00, однако журналисты присутствовали только на первом и последнем заседаниях, иначе говоря на предъявлении обвинения и вынесении приговоре.

Могли посещать суд сотрудники ЧАЭС, чем воспользовался, например, Николай Карпан, который вёл стенограмму ряда заседаний. На части он присутствовать, впрочем, не смог, но по крайней мере он зафиксировал показания всех обвиняемых. В первый день в зале заседания присутствовали, по некоторым данным, только Брюханов, Фомин и Дятлов. Появление в обвинении статьи 220 было для обвиняемых дополнительным ударом. По обвинению в нарушении техники безопасности на взрывоопасном оборудовании. Александр Коваленко, показания на заседании, цитируется по книге Н. В ответ, уже в ходе судебных прений, прокурор заявил, что он оперирует постановлением Пленума Верховного суда СССР, уточняющим толкование взрывоопасного предприятия. В ходе допросов обвиняемые, да и свидетели вели себя абсолютно по-разному. Так, Брюханов, Фомин и Дятлов частично себя признавали виновными, а вот Коваленко, Лаушкин и Рогожкин считали себя абсолютно невиновными. Брюханов — Я виновен в халатности, как руководитель. Вы не виноваты и себя таковым не признаете. Брюханов — По всем вопросам, поднятым следствием. Виктор Брюханов, показания на заседании, цитируется по книге Н.

Помощник прокурора — Скажите прямо, Брюханов знал о выбеге? Помощник прокурора — Это ваша вина, что Вы не сказали ему? Николай Фомин, показания на заседании, цитируется по книге Н. Председатель — В какой части обвинения Вы признаете себя виновным? Анатолий Дятлов, показания на заседании, цитируется по книге Н. В целом же, атмосфера на судя царила, судя по всему, сдержанно гнетущая, как на партсобрании по итогам какой-то неудачи. Защита не слишком пыталась спорить с обвинением. АЭС не строились как взрывоопасные предприятия. Наоборот, считалось, что реакторы взорваться не могут. И об этом упомянул только Коваленко.

Обвинение в свою очередь занималось защитой результатов экспертной комиссии, которая считала, что подсудимые довели реактор до взрыва, создав пресловутое крайне маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, а также недостаточно хорошо исполняли свои обязанности с точки зрения защиты персонала и жителей близлежащей местности после аварии. С его точки зрения ещё тогда реактор должен был быть заглушен, так как длительная эксплуатация реактора на таком низком показателе запрещена. Вот вам и причина аварии, вот вам и нарушение. В конечном итоге, 29 июля 1987 года суд вынес приговор. Кроме того, Брюханов также был призван виновным по статье 165, а Рогожкин — по 167. Как итог, Брюханов и Фомин получили по 10 лет общего режима, Дятлов — 5, Коваленко и Рогожкин — по 3, Лаушкин — 2 года. РБМК-1000, однако по факту далеко эти дела не пошли. В 1987 они были закрыты, чтобы снова открыться в 1990 году.

Бизон картинки